И гений, парадоксов друг

     О сколько нам открытий чудных
     Готовят просвещенья дух
     И опыт, сын ошибок трудных,
     И гений, парадоксов друг,
     И случай, бог изобретатель…
                                       А.С. Пушкин

    

Пушкин был гением, а для гения - "друга парадоксов", и парадоксы должны быть гениальными, а не просто логическими противоречиями, которые сразу могут быть и не обнаружены.

Не был бы Пушкин гением, если бы он не оставил нам примера такого гениального парадокса.

Восьмая глава романа в стихах "Евгений Онегин".

Эпиграф из Байрона.

     Fare thee well, and if for ever
     Still for ever fare thee well.

     Прощай, и если навсегда,
     То навсегда прощай.

Евгений пишет письмо Татьяне, которая уже замужняя дама:

В нём он полностью отдаёт себя на милость победителя. Но, возможно, это не предсмертные муки, а открытие себя к жизни.





"…Внимать вам долго, понимать
Душой все ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!"

Это замечательно правильный парадокс - в муках испытывать блаженство.

Есть парадоксы-тупики, а гениальные парадоксы открывают путь к жизни.

Но это не простые муки. Это те же самые, в которые нас посвящает Шекспир.
Это - муки к жизни. И оба гения и Пушкин, и Шекспир это знают:
Жизнь динамична, она не терпит застоя.

Но, в отличие от Онегина, Шекспир никому себя не вручает. Он и есть, то самое fairest creature, которое способно расти и расширяться, как цветок растущий сквозь асфальт (читайте первый сонет).

Все повторяют: "Движение - это жизнь".
Но это движение к свету.

    
    

Вот растение выросло на пне.
Неужели они умнее человека?

Как говорил Козьма Прутков, "как много таинственного в природе".

А логический парадокс - это изобретение лукавого, уверенного, что всех обвёл вокруг пальца: С одной стороны, с другой стороны… как часто мы это слышим. Бег на месте.

Говорят, что мир парадоксален, и становится по мере прогрессирования болезни всё более парадоксальным. И диагноз этой болезни поставил ещё Шекспир:

Называется она словом: Words, Words, Words! (слова, слова, слова). Даже в повторе этого слова мы слышим, как бьётся мысль человека.

Гений - это другое дело. Гений слов не говорит. И тайны не открывает. И Шекспир эту тайну знал, но молчал, потому что тайна не терпит испытания.

Гения поймёт только тот, кто сам эту тайну знает.

Вот и Онегин, похоже, прикоснулся к этой тайне, иначе, зачем было Пушкину посвящать ему целую книгу.

И Гамлет эту тайну знал.

Интересно, что люди понимают больше и читают лучше, чем "специалисты".

А Шекспир сумел молчание вплотить в Слово, а не в слова. За это его и назвали Великим Бардом.

The rest is silence.
А мы читаем новый сонет.


Sin of self-love possesseth all mine eye
And all my soul and all my every part;
And for this sin
there is no remedy,
It is so grounded inward in my heart.

Methinks no face so gracious is as mine,
No shape so true, no truth of such account;
And for myself mine own worth
do define,
As
I all other in all worths surmount.

But when my glass shows me myself indeed,
Beated and chopp’d with tann’d antiquity,
Mine own self-love quite contrary
I read;
Self so
self-loving were iniquity.

     ’Tis thee, myself, that for myself I praise
     Painting my age with beauty of thy days.

Грехом самолюбия одержимы мои убеждения, моя душа и весь я полностью. И нет от этого греха лекарства, так он заземлён внутри моего сердца. Мне кажется, что нет лица более доброго, чем моё. Нет более правдивого облика, нет правды такой важной как для себя самого собственную ценность утверждать, и все другие достоинства увеличивать.

Но когда я в зеркале увидел себя настоящего, побитого и изрубленного тёмной древностью, я свою любовь к себе прочёл совсем иначе. Влюблёность в самого себя было злом.

Тебя я ради себя хвалю, связывая свой век с красотой твоих дней
(простите за корявый перевод, но близкий к подлиннику).

P. S.

Обратите внимание на детали:

possesseth all mine eye в первой строчке.
eye - взгляды, мнение, воззрение; суждение
all my every part - каждый орган моего тела
no truth of such account - нет правдивее этих взглядов
all worths surmount - все достоинства увеличиваются

При поверхностном чтении все слова прочитываются в их привычных значениях. Но за привычными значениями скрываются иные, внутренние смыслы.

И опять русский язык выигрывает сравнение:

Например, русское слово вздор и английское слово nonsense. Слово вздор уже содержит в себе значение поверхностности, (вздирать - снимать с дерева стружку, и повреждённый верхний слой).

И ясно теперь, что значит вздорный человек. В одном слове - характер.

Слово nonsense - кроме значения ерунды, чепухи и вздора внутреннего скрытого смысла не имеет.

Шекспиру не хватало слов, и он придумывал новые.

А я прощаюсь с вами до новой встречи.

 


 



Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,


заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:





 


Поделиться: