Сонет 5


Прежде чем мы начнем читать пятый сонет, я расскажу вам историю.

Однажды к ясновидящей пришла убитая горем женщина. У неё внезапно умерла двадцатишестилетняя дочь. Врачи только руками развели. Никаких признаков болезни у неё не было. Просто, как будто у неё были истощены жизненные силы.
Ясновидящая сказала:
- Это мужчина, в которого она была влюблена".
- Но у неё не было никого, я бы знала.
- Увы, мать не всегда в курсе событий.

Вернитесь на к первому сонету и посмотрите внимательно ещё раз "Гибель розы" в исполнении Майи Плисецкой по стихотворению Уильяма Блейка "Больная Роза":
 
     The Sick Rose
     BY WILLIAM BLAKE

     O Rose thou art sick.
     The invisible worm,
     That flies in the night
     In the howling storm:

     Has found out thy bed
     Of crimson joy:
     And his dark secret love
     Does thy life destroy.

На днях Вася, которому я не так давно передавала привет, в ответ на процитированную мной в субботу Евангельскую фразу: "Если вы любите тех, кто любит вас, какая в том для вас польза?" – написал:
"Не заботьтесь о пользе своей".

Это он решил быть мудрым в Евангельском духе. И это вполне в духе Васи - всё время умничать.

Эх, Вася, Вася, ты хоть и не заботился о пользе, но её получил, я надеюсь.

P.S. Передать человеку привет можно, но передать ему знание жизни нельзя. Пока не получишь по заслугам, ничего не поймёшь.

Но Бог милостив, Он долго терпит.

***

А теперь о пятом сонете. Он, конечно, будет непонятен тем, кто не знает сути событий.

Итак, в первой строфе пятого сонета мы встречаем слово the tyrants, которое я выделила как ключевое.

Прочтём эту строфу вместе.

Those hours that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell
Will play the tyrants to the very same,
And that unfair which fairly doth excel;

the tyrants – тирания (захват власти любой ценой)

gentle work - благородный труд

did frame – создал каркас, остов

The lovely gaze where every eye doth dwell
       
на котором каждый любящий глаз останавливается,
будет использовать тирания в своих целях,
отличаясь своей нечестностью.
(Бернард Шоу назвал это бессовестностью)

А речь о том, что любовные нечестные приёмы тиранов, следящие за каждым шагом, порабощают человека против его воли. Он принимает эту игру за любовь и погибает в буквальном смысле этого слова.

the tyrants – тирания (захват власти любой ценой)

Дальше читайте самостоятельно и помните, что искусство – это не слова, а знание жизни. И все, кто жизнь изведал, понимает её правильно.

Key to sonnet 5

The heart is deceitful above all things, and it is exceedingly corrupt: who can know it?
I, Yahweh, search the mind, I try the heart, even to give every man according to his ways, according to the fruit of his doings.

                                 Jeremiah, chapter 17:9-10

 

Звук и текст

SONNET 5

Those hours that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell
Will play the tyrants to the very same,
And that unfair which fairly doth excel;

Ключевое слово: the tyrants - тирания

For never-resting time leads summer on
To hideous winter and confounds him there,
Sap checked with frost and lusty leaves quite gone,
Beauty o'ersnowed and bareness every where:

Ключевое слово: confound – приводить в замешательство

Then were not summer's distillation left
A liquid prisoner pent in walls of glass,
Beauty's effect with beauty were bereft,
Nor it nor no remembrance what it was.

Ключевое слово: bereave – лишать, утрачивать

But flowers distilled, though they with winter meet,
Leese but their show; their substance still lives sweet.

   substance – сущность, суть

      Финал (кода) – ключ ко всему сонету.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

Those hours - that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell -
Will play
the tyrants to the very same,
And that unfair
which fairly doth excel;

 

For never-resting time leads summer on
To hideous winter and
confounds him there,
Sap checked with frost and lusty leaves quite gone,
Beauty o'ersnowed and bareness every where:

 

Then were not summer's distillation left
A liquid prisoner pent in walls of glass,
Beauty's effect with beauty were bereft,
Nor it nor no remembrance what it was.

 

But flowers distilled, though they with winter meet,
Leese but their show; their substance still lives sweet.

 

Помощь

Those hours - that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell -
Will play
the tyrants to the very same,
And that unfair
which fairly doth excel;

 

        frame [freɪm] – придавать форму
        dwell [dwel] - останавливаться
        the tyrants – деспотия
        the very same
- то же самое
        unfair
[ˌʌn'feə] – нечестный, несправедливый
        fairly ['feəlɪ] – беспристрастно, объективно, справедливо
        excel [ɪk'sel] – отличаться, выделяться, превосходить

 

For never-resting time leads summer on
To hideous winter and
confounds him there,
Sap checked with frost and lusty leaves quite gone,
Beauty o'ersnowed and bareness every where:

 

        never-resting time – никогда не отдыхающее время
        hideous ['hɪdɪəs] – ужасная, омерзительная
        confound [kənfa͟ʊnd] – ставить в тупик, приводить в замешательство
        sap [sap] – сок, жизненные силы
        check [ʧek] – сдерживать
        lusty ['lʌstɪ] – здоровый, крепкий, энергичный
        quite gone – совершенно потерянные
        o'ersnowed – заснеженная
        bareness ['beənəs] - нагота

 

Then were not summer's distillation left
A liquid prisoner pent in walls of glass,
Beauty's effect with beauty were bereft,
Nor it nor no remembrance what it was.

 

        distillation [ˌdɪstɪ'leɪʃ(ə)n] - основа, суть; квинтэссенция
        pent - запертый
        effect [ɪ'fekt] – влияние результат, следствие
        bereft [bɪ'reft] - лишённый (прич.пр. вр. от bereave [bɪ'riːv] - лишать, отнимать, отбирать)
        remembrance [rɪme̱mbrəns] – воспоминание
        Nor it nor no remembrance what it was
– никто никогда не вспомнит о былом (ни её, ни воспоминания о том, какой она была)

 

But flowers distilled, though they with winter meet,
Leese but their show; their substance still lives sweet.

 

        distil [dɪ'stɪl] – очищать; distilled - очищенные
        leese [liːs]- утратили от lose – терять
        but - лишь
        show – (здесь) внешнее
        substance – сущность, суть; ценность
        still – по-прежнему
        sweet – свежа

Соединим ключевые слова:
the tyrants (деспоты) + confound (ставить в тупик) + bereave (лишать, отнимать) + substance – (суть, ценность)

 

Что человек чувствует, когда ему становится тесно внутри самого себя, он возжаждал освободиться, да не тут-то было.

Чтобы вынырнуть из себя, нужно, чтобы крыша не мешала.

И это самое трудное. От крыши нужно избавиться. Открыть путь к свободе. Но самому крышу не разобрать, нужна помощь. И тут является Женщина.

Она не наёмный работник, исключительно из родственных чувств берётся она его крышу разобрать, чтобы он смог вынырнуть сам из себя и снова родиться.

То, о чём нам поведал Шекспир, было известно с древнейших времён, ведь человечество началось не с советской власти.

Например, богиня плодородия Керидвен в валлийской мифологии превращала своего сына Гвиона в разных зверей, чтобы он во всех шкурах побывал, а потом, превратив его в пшеничное зерно, съела. Естественно, это зерно проросло, и сын её родился величайшим бардом всех времён. Ему дали новое имя Талиесин.

"Я стар, и я молод, — сказал он, — я умер, и я жив".

И такие сюжеты есть в любой литературе. А вообще ключевых сюжетов в мировой литературе, как и в жизни, не так уж много. Надо только их увидеть.

И Осип Мандельштам писал о том же, пойди угадай о чём.

Дано мне тело — что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.

На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло.

Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.

Пускай мгновения стекает муть
Узора милого не зачеркнуть.

                                        1909г.

Кто-то написал в Википедии про Шекспира, что "Великий Бард" – это такой "эпитет", слова для украшения.

Но Великий Бард – это не эпитет.

Британия была главной школой, где изучались тайны искусства бардов.

Известно, что древнейшие барды Британии были священниками, которых преследовали римляне.

Постепенно они исчезли, но искусство бардов осталось живо, и Шекспир был наследником этих тайн, которые он и воплотил в своих сонетах. Он был одним из посвящённых.

Одной из этих тайн было искусство в особой форме скрыть смысл песни, чтобы хорошо известные события стали фактом поэзии.

Слушателям нужно было найти этот смысл, услышать его в этой загадочной песне, и тем вознаградить себя за труд. Такие поэты и назывались бардами. А Шекспира назвали не просто бардом, а Великим Бардом.

Смысл не в словах, которые мы можем выписать, и даже выучить.

Смысл в знании тайных реалий жизни. Они на поверхности не лежат. Я уверена, что большинство наших читателей уже бросили это занятие - пытаться понять Шекспира.

Но я обещала прочесть с вами все сонеты до конца.

А вообще, для того, чтобы что-то полюбить, этим надо заниматься долго, через не могу. И смыслы откроются.

"Когда чьи-то стихи не могут быть поняты, а добрый ум не поддержан его дерзким сыном – Пониманием, это скорее убивает человека насмерть, чем большой расчёт в маленькой комнате".

Догадаетесь, кто это сказал?

Да, это сказал Великий Бард Шекспир

Расскажу вам историю.

В девяностые годы, когда в головах людей воцарился полный хаос, стали очень популярны японские головоломки Судоку. Их появилось много, разных уровней сложности. Прекрасное средство привести себя в чувство и сосредоточиться.

И в нашей школе был один учитель музыки, которого поклонницы считали гением. Задачки начального уровня он решал легко, но, как только пошли задачи сложней, при первой же неудаче он это занятие бросил, сделав вид, что заниматься пустяками – это не для него. Он же не мог потерять свой статус гения. Все уже давно видели, что он далеко не гений, но только не он сам.

Не нашлось зеркала для него, или он был уже слишком испорчен.

Недавно я узнала, что "гений" умер от алкоголизма.

А теперь о пятом сонете.

Читать надо медленно вслух не один раз, как музыканты разучивают трудные пассажи. Они пальчиками шевелят, а вы шевелите мозгами.

Первая строфа:

Those hours that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell
Will play the tyrants to the very same,
And that unfair which fairly doth excel;

    the tyrants - тирания

Конечно, это трудно понять, если не найти опору.

Найдём главное слово в каждой строке. В первой – это слово frame. Во второй, я думаю, это слово dwell.

В третьей – это the tyrants. И в четвёртой – это слово unfair.

     **     **    
**

Вторая строфа:

For never-resting time leads summer on
To hideous winter and confounds him there,
Sap checked with frost and lusty leaves quite gone,
Beauty o'ersnowed and bareness everywhere:

confound – приводить в замешательство

Then were not summer's distillation left
A liquid prisoner pent in walls of glass,
Beauty's effect with beauty were bereft,
Nor it nor no remembrance what it was.

bereft – лишать, утрачивать

But flowers distilled, though they with winter meet,
Leese but their show; their substance still lives sweet.

substance – сущность, суть

Главное, в эту работу втянуться, а дальше будет легче.

Уже вышел шестой сонет. После седьмого вы будете ждать их, как манны небесной.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.


 


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:

А я прощаюсь с вами до скорой встречи.


 

Поделиться: