Все знают, что зрение человека стереоскопично, если он смотрит двумя глазами. И мы видим мир объёмным, таким, каким он и является в действительности.

Один глаз даёт плоскую картинку.

Но немногие знают, что и ум человека стереоскопичен, если он смотрит на мир двумя полушариями мозга одновременно.

Мышление его объёмно и многокрасочно.

Пространство и время он тоже видит цельным умом.

При работе только одного полушария мозга, мышление человека плоско и одномерно.

Такой человек не знает, как устроен мир, и будет ожесточённо сопротивляться, если кто-то попробует его переубедить.

Музыкант слышит двумя ушами. Художник видит двумя глазами. Поэт воспринимает мир всеми чувствами и всем мозгом и становится гением, видящим всё, как видят боги.

    

Сегодня мы читаем сороковой сонет Великого Барда.

Это - один из самых трудных сонетов во всём цикле, в котором собеседником автора является та властная сила, которая повелевает человеком, и может либо поработить, либо освободить его.

Это сила, из-за которой любовные связи разрываются безвозвратно, но без которой нет и самой любви, и потому она не враг.

Она может связать навеки, а может и убить. В этом тайна брачного чертога, тайна жизни.

После того, как мы поймём, о чём речь, нам откроется смысл всего сонета.

Это диалог как бы с собой, и не с собой, а с той силой, которую нужно направить в нужное русло.

    

Так Геракл, очищая Авгиевы конюшни, соединил русла двух рек и мощным потоком в одночасье убрал все нечистоты. (Шестой подвиг Геракла)

Есть в сонете и золотая пропорция, кульминация. Это четвёртая и пятая строчки снизу.

И будет очень интересно и полезно прочесть потом весь сонет снизу вверх. При этом он не утратит своей цельности, красоты и смысла.

Итак, слушаем и читаем, но прежде прочтём эпиграф-настройку. Это фраза из Гимна любви Святого Апостола Павла:

Ключ к сонету

"Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто". (1Кор. Гл. 13)

Звук и текст

SONNET 40

Take all my loves, my love; yea, take them all.
What hast thou then more than thou hadst before?
No love, my love, that thou mayst true love call.
All mine was thine before thou hadst this more.

Then if for my love thou my love receivest,
I cannot blame thee, for my love thou usest.
But yet be blamed, if thou thyself deceivest
By wilful taste of what thyself refusest.

I do forgive thy robb'ry, gentle thief,
Although thou steal thee all my poverty;

And yet love knows it is a greater grief
To bear love’s wrong than hate’s known injury.

     Lascivious grace, in whom all ill well shows,
     Kill me with spites; yet we must not be foes.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

Take all my loves, my love; yea, take them all.
What
hast thou then more than thou hadst before?
No love, my love, that thou mayst true love call.
All mine was thine before thou hadst this more.

Then if for my love thou my love receivest,
I cannotblame thee, for my love thou usest.
But yet
be blamed, if thou thyself deceivest
By wilful taste of what
thyself refusest.

I do forgive thy robb'ry, gentle thief,
Although
thou steal thee all my poverty;
And yet
love knows it is a greater grief
To bear love’s wrong than hate’s known injury.

     Lascivious grace, in whom all ill well shows,
    
Kill me with spites; yet we must not be foes.

true love – истинная любовь

receivest – получаешь (2 л. ед. ч. от глагола receive – получать)

blame – осуждать порицать

thou usest – тебе полезна

thou thyself deceivest – ты себя обманываешь

wilful taste – своевольное чувство

thyself refusest – себя отвергаешь

gentle thief – нежный похититель

thou steal thee – ты крадешь себе

all my poverty – вся моя нищета

a greater grief – великое горе

bear love’s wrong – порождать ошибки любови

hate’s known injury – ненависти знакомое увечье

Lascivious  – похотливый, сладострастный, распутный

grace – готовность, расположение

all ill well shows – всё нездоровое проявлено

Kill me with spites – убивай меня со злобой

we must not be foes – мы не должны быть врагами.

Здесь он обращается непосредственно к lascivious grace:

Убивай меня злонамеренно, но нам не должно быть врагами.


P.S.
    
Зигмунд Фрейд считал, что lascivious grace сублимируется у гениев в творчество. Однако тот факт, что гении умирали в муках отнюдь не творческих, говорит, что истина Фрейду была неизвестна.

Но она была известна Шекспиру.

Приведу пример.

Есть у Шекспира трагедия Тимон Афинский. Его прототипом была реальная историческая личность, жившая в пятом веке до новой эры.

Мизантроп Тимон у Шекспира, возненавидевший весь род человеческий за неблагодарность, даёт им очень меткие характеристики.

Вот только одна цитата в переводе из Тимона:

"Подагра, злая скрючь седых вельмож, пусть, как их честность, и они хромают".

Сейчас медицина утверждает, что подагра – мучительный недуг гениев и аристократов всех времён. Причина этого недуга до сих пор не известна медицине. Но Шекспиру, великому сердцеведу, она была известна давно.

Это - нечестность, въевшаяся в кровь.

Медицина загребает немалые деньги, чтобы лечить нечестность. Клин клином вышибают, да бывает поздно.
Болезнь поразила весь организм.

    

Остался, правда, Врач Один, Он Светом лечит, и бесплатно.

Но люди больше возлюбили тьму.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:





 

Поделиться: