Что было, то и будет

                                                   Vanitas vanitatum et omnia vanitas

Рассказывают про одного испанского поэта (давно это было), который в одиночной камере каждый день сочинял по одному сонету.

У него не было ни бумаги, ни чернил, но он их запоминал. И когда его выпускали ненадолго, он записывал целую тетрадь сонетов.

Попав снова за решётку, он сочинял новую череду сонетов и потом записывал их по памяти. Все они сохранились.

Об этом рассказал Осип Мандельштам, но имени поэта я не запомнила.

Сонет – это диалог. А вести диалог при отсутствии собеседника может только гений. Это не безумие.

Безумец разговаривает сам с собой, и этим только усиливает своё безумие. В сонетах великий поэт говорит с Другим.

А все остальные зубоскалят.

Но не все, конечно. Есть те, Другие, которые учатся слышать. Но тот, кто хочет научиться слышать, тоже должен поместить себя "в одиночную камеру", то есть оградить себя от шума и суеты. Это можно сделать и в миру. Апостолы жили в миру. И Шекспир тоже.

А остальным – хлеба и зрелищ.

В Евангелие сказано, что, если мы знаем правду и не говорим о ней, то смерть людей на нашей совести. Но, если говорим, а люди знать не хотят, то нет в этом нашей вины.

Я не престаю удивляться изобретательности Великого Барда, который, ведя диалог с возлюбленным, разговаривал с нами через века. Он знал правду, он говорил о ней. Но не светил прожектором в лицо, а осторожно освещал место правды так, чтобы никого не ослепить.

Однако солнце не спрашивает, нравится оно кому-то или нет. Оно светит и всё.

Правда светит оно днём, "когда и без того светло". Потому люди думают, ‘и зачем оно вообще нужно?’

Сегодня мы читаем тридцать второй сонет Великого Барда.


 

Сонет 33

Звук и текст

SONNET 33

Full many a glorious morning have I seen
Flatter the mountain-tops with sovereign eye,
Kissing with golden face the meadows green,
Gilding pale streams with heavenly alchemy;

Anon permit the basest clouds to ride
With ugly rack on his celestial face,
And from the forlorn world his visage hide,
Stealing unseen to west with this disgrace:

Even so my Sun one early morn did shine
With all-triumphant splendor on my brow;

But, out, alack! he was but one hour mine,
The region cloud hath mask’d him from me now.

Yet him for this my love no whit disdaineth;
Suns of the world may stain when heaven’s sun staineth.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

Full many a glorious morning have I seen
Flatter the mountain-tops with sovereign eye,
Kissing with golden face the meadows green,
Gilding pale streams with heavenly alchemy;

full - полнота, высшая точка (чего-л.); расцвет
glorious morning – восхитительное утро
flatter - показывать в выгодном свете
with sovereign eye – полновластным взглядом (глазом)
the meadows green – зелёные луга
with heavenly alchemy – небесным волшебством (алхимия)

 

Anon permit the basest clouds to ride
With ugly rack on his celestial face,
And from the forlorn world his visage
hide,
Stealing unseen to west with this disgrace:

anon – вскоре
permit to ride – позволяют примчаться
basest - низмейннейший
   base - низменный, неблагородный
with ugly rack – с ужасной мукой
celestial face – божественный лик
forlorn world – одинокий мир
visage hide - спрятанное лицо (вернее, его выражение)
stealing unseen – крадя невидимое
disgrace – бесчестие, позор
to west - the direction that you face to see the sun go down
(чтобы скрыть его движение на запад, его заход)

 

Even so my Sun one early morn did shine
With all-triumphant splendor on my brow;
But, out, alack!
he was but one hour mine,
The region cloud hath mask’d him from me now.

even so - даже при таких условиях
triumphant splendor - торжествующий блеск
on my brow – на моём челе
But out, alack! – увы, исчезло!
but one hour - только один час
region cloud – облачная полоса
mask'd him – скрыла его

 

Yet him for this my love no whit disdaineth;
Suns of the world may stain when heaven’s sun staineth.

yet him for this – всё же его от этого
no whit disdaineth – ни не презирает
   disdain - презирать, пренебрегать
   whit – йота, капелька
suns of the world – солнца в миру (suns – мн.ч.)
may stain - могут пачкаться, портить репутацию
   stain is a spot, a moral wrongdoing

Солнца в миру могут испачкаться, когда небесное солнце опорочено.
(опороченное солнце – сами знаете, Кто )
 

 

P. S.

Простите, забыла.
Хочу ещё раз показать вам, как ошибаются переводчики.

Вот финал этого сонета, главные строчки:

   Yet him for this my love no whit disdaineth;
   Suns of the world may stain when heaven's sun staineth.

И всё же в моей любви к нему нет ни йоты пренебрежения.
(no whit disdaineth)
Солнца в миру могут испачкаться, когда небесное солнце опорочено. (Suns of the world – солнца в миру)

Suns стоит во множественном числе.

no whit disdaineth – любовь не уменьшилась на на йоту, ни капельки.

Переводчик сочиняет следующее:

   Подкралась туча хмурая, слепая,
   И нежный свет любви моей угас.

И подписывает: Шекспир.

Ещё раз напоминаю вам слова Апостола Павла, сказанные таким толкователям: "Вы надмеваетесь плотским своим умом о том, чего знать не можете".

Один риторический вопрос:

Можно ли приписывать любому, не только великому поэту вообще не то, что им фактически написано!

Я вообще только сейчас поняла, что это значит:
   "Лукавые уловятся собственным лукавством".
 

 


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:


 

Поделиться: