Есть одно универсальное педагогическое правило, которое нам сообщил наш учитель латинского языка за годы моей учёбы в ин-язе: "Никогда не повторяйте за учеником допущенную им в слове или фразе ошибку. Скажите сразу правильно, не останавливая ученика".

И дети, и взрослые воспринимают повторение ошибки как насмешку, и мы теряем их, так трудно дающееся нам доверие.

Почему это правило универсальное? Потому что оно работает всегда.

Есть молодые пары, которые идут к своему духовнику за благословением на брак. Наставник, только взглянув на пару, знает, что он скажет "нет".

И он часто говорит "нет" без объяснения причин. "Нет", и всё. Бесполезно выяснять причины его ответа.

Это не этическое правило, ни знание науки психологии, это ясновидение.

Никто из молодых людей не обижен, и они вольны поступать по-своему, всё зависит от степени доверия своему наставнику.

Духовник не выступает в роли судьи.

Судья у нас Один.

А мы изучаем язык, и часто во время сомнений обращаемся к нему. Но для этого нужен развитый лингвистический слух, который, как и абсолютный музыкальный слух, чаще всего бывает врождённым. Но и врождённый слух требует развития.

Как говорил мудрец Соломон, нужно слышать тонкости слов.

Возьмём, к примеру, слова "вменяемый","невменяемый".

Слышите корень этих слов? Корень - неизменяемая часть слова.

И Википедия нам выдаёт, ссылаясь на авторитетные источники, что корень этих слов – вмен.

Что делает правильный учитель?

Он не пытается объяснять ученикам, что это ошибка. Он просто говорит, что при поиске корня слов вменяемый и невменяемый, упустили однокоренное слово измена.

Он не ищет, кто допустил ошибку, и не показывает пальцем на ошибающегося.

Учитель не вступает и с учениками в препирательства. Сейчас ученики не слышат родственную связь этих слов.

Указать на ошибку достаточно. Семя даст свои всходы.

Универсальное правило работает и в отношениях между людьми. Не пилить человека или загадочно молчать, а создать мостик между собой и другим. Разноцветную радугу.

    

Это наука или искусство?

Не то и не другое. Это - любовь! Проникновение духа истины во внутренние тайники другого человека, и открывающие источники жизни.

Тайна сия велика есть!

Мы многого не знаем о себе, а когда узнаём, восклицаем: "Я дивно устроен!"

Все языки питаются из одного источника. Строители Вавилонской башни не знали об этом источнике, они хотели создать СЕБЕ ИМЯ.

Для них главным словом в жизни было слово Я. А для нас главное слово - Он. Все эти строители перессорились, переругались между собой, но башня так и не была построена.

Но Он соблюдает универсальное педагогическое правило.

Сам Он ошибок не совершает. Но незаметно исправляет наши ошибки, в надежде на то, что человек Его слышит.

Иногда слух всё же открывается.

Развитие слуха – процесс не бесконечный. Совершенный слух – умение не только слышать, но и создавать молчание.

Как говорил Гамлет у Шекспира, "дальнейшее молчание".

"Знающий молчит – говорящий не знает".

А мы продолжаем читать сонеты Шекспира.

Сегодня мы читаем двадцать третий сонет.


Сонет 23

Ключ к сонету

"Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом." (Притч. XIX, 21)
 

Звук и текст

SONNET 23

As an unperfect actor on the stage,
Who with his fear is put besides his part,
Or some fierce thing replete with too much rage,
Whose strength’s abundance weakens his own heart;

So I, for fear of trust, forget to say
The perfect ceremony of love’s rite,
And in mine own love’s strength seem to decay,
O’ercharged with burthen of mine own love’s might.

O, let my books be then the eloquence
And dumb presagers of my speaking breast;
Who plead for love, and look for recompense,
More than that tongue that more hath more express’d.

O, learn to read what silent love hath writ:
To hear with eyes belongs to love’s fine wit.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

As an unperfect actor on the stage,
Who with his fear is put besides his part,
Or some fierce thing replete with too much rage,
Whose
strength’s abundance weakens his own heart;

 

               (Гнев обладает мощной силой, ослабляющей сердце).

 

So I, for fear of trust, forget to say
The perfect ceremony of love’s rite,
And in mine own love’s strength
seem to decay,
O’ercharged with burthen of mine own love’s might.

 

               (Любовь так же как будто истощается от бремени её мощи).

 

O, let my books be then the eloquence
And
dumb presagers of my speaking breast;
Who plead for love, and look for recompense,
More than that tongue
that more hath more express’d.

 

               (Немые знамения ищут ответа невыразимого).

 

O, learn to read what silent love hath writ:
To hear with eyes belongs to love’s fine wit.

 

               Учись читать, что молчаливая любовь напишет:
               Слушай глазами прекрасный ум любви.

 

 


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:





Заполняя форму, вы даёте согласие на обработку персональных данных


 

Поделиться: