И будут два одним

    

Чаще всего даже в детстве запоминаются фразы смешные и парадоксальные, которые долго живут внутри, вспоминаются, время от времени, и, наконец, доходят.

Например, фраза: "Нет," - сказал дурак. - "Я не дурак".

Только с возрастом начинаешь понимать, насколько дорога дураку его глупость. И бессмысленно пытаться его в этом переубеждать.

И если бы глупость дурака была опасна только для него. Но нет, она опасна для всех, она заразна, как чума.

Не случайно же Спаситель предупреждал учеников опасаться людей:

"Вот я посылаю вас, как овец среди волков. Будьте мудры, как змии и кротки, как голуби". (Мф. 10:16)

Не дай Господь правду говорить, а надо.

Кротость Шекспира так обезоруживает, что те, против кого она направлена, даже не подозревают, насколько она опасна для них, она разрушает вавилонские башни.

И только человеколюбие Великого Барда смогло направить его перо по верной стезе.

Человек не хочет быть злодеем намеренно, он думает, что это жизнь такая, поневоле заставит.

Вот человечество и разделилось на три: на тех, кто слеп; на тех, кто увидел; и на учеников.

Шекспир не был учителем. Он был любящим учеником. Нигде он не сбивается на менторский тон. В его сонетах действительно - только любовь.

И то, как воспринимают эту любовь, зависит от степени ведения или неведения читателей.

Сегодня мы читаем девятнадцатый сонет.

Те, у кого стереоскопическое зрение, видят тексты сонетов объёмными, как картинки-фантомашки. Они видят не набор слов или даже букв, а центральный образ, который там есть.

Очень глупо было бы пытаться объяснить, что это там за образ живёт. Его нужно открыть самому, в этом и есть радость первопроходчика.

Если в сердце человека уже есть Другой, текст становится объёмным, и ты оказываешься внутри него, в другом измерении.

Тайна брачного чертога. Тончайший эротизм поэзии Шекспира, энергия жизни.

Это, как говорил невинно убиенный отец Павел Флоренский, "художество из художеств".

     
     Рисунок Федерико Гарсия Лорки

Каждый сонет - это часть гипертекста, связанная с другими частями общим порывом друг к другу.

    

Сонетов неспроста написано Шекспиром так много. Откроется один, откроются и другие.

 


 

Сонет 19

"Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов." (1-е посл. Ап. Петра 4:8)
 

Звук и текст

SONNET 19

Devouring Time, blunt thou the Lion’s paws,
And make the earth devour her own sweet brood;
Pluck the keen teeth from the fierce Tiger’s jaws,
And burn the long-liv’d Phœnix in her blood;

Make glad and sorry seasons as thou fleets,
And do whate’er thou wilt, swift-footed Time,
To the wide world and all her fading sweets;
But I forbid thee one most heinous crime:

O, carve not with thy hours my love’s fair brow,
Nor draw no lines there with thine antique pen;

Him in thy course untainted do allow
For beauty’s pattern to succeeding men.

Yet do thy worst, old Time: despite thy wrong,
My love shall in my verse ever live young.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

Devouring Time, blunt thou the Lion’s paws,
And
make the earth devour her own sweet brood;
Pluck the keen teeth from the fierce Tiger’s jaws,
And
burn the long-liv’d Phœnix in her blood;

 

Make glad and sorry seasons as thou fleets,
And
do whate’er thou wilt, swift-footed Time,
To the wide world and all her fading sweets;
But
I forbid thee one most heinous crime:

 

O, carve not with thy hours my love’s fair brow,
Nor draw no lines there with thine antique pen;
Him in thy course untainted
do allow
For beauty’s pattern to succeeding men.

 

Yet do thy worst, old Time: despite thy wrong,
My love shall in my verse ever live young.

 

Помощь

Devouring Time, blunt thou the Lion’s paws,
And
make the earth devour her own sweet brood;
Pluck the keen teeth from the fierce Tiger’s jaws,
And
burn the long-liv’d Phœnix in her blood;

 

              devouring [dɪ’vaʋr] - пожирающий, поглощающий
              blunt [blʌnt] - притуплять
              the lion's paws - львиные лапы
              devour [dɪ'vauə] - поглощать; уничтожать; разрушать
              brood [bruːd] - выводок
              pluck [plʌk] - выдергивать, вырывать
              keen - острый
              fierce [fi(ə)rs] - свирепый
              jaw [dʒɔː] - челюсть
              burn - зажигать
              the long-lived phoenix ['fiːnɪks] - долгоживущий миф
              blood [blʌd] - кровь

 

Make glad and sorry seasons as thou fleets,
And
do whate’er thou wilt, swift-footed Time,
To the wide world and all her fading sweets;
But
I forbid thee one most heinous crime:

 

              fleet [fliːt] - гл. миновать, быстро протекать
              swift [swɪft] - стремительный
              swift-footed - able to run very quickly
              fading ['feɪdɪŋ] - увядание
              forbid - запрещать
              heinous ['heɪnəs] - отвратительный, гнусный
              crime [kraɪm] - преступление

 

O, carve not with thy hours my love’s fair brow,
Nor draw no lines there with thine antique pen;
Him in thy course untainted
do allow
For beauty’s pattern to succeeding men.

 

              carve [kɑːv] - высекать, вырезать
              fair [feə] - светлый
              brow [brau] - бровь
              antique [æn'tiːk] - старинный
              taint [teɪnt] - пятно
              untainted - незапятнанный
              allow [ə'lau] - разрешать
              pattern ['pæt(ə)n] - образец
              succeed [sək'siːd] - следующих за

Многих озадачит здесь выражение в первой строчке: "my love's fair brow".

Есть такая итальянская сказка, которая называется "Fair Braw".Так называла верная жена своего суженного.

Изобретательный Шекспир под этой метафорой (fair brow) имеет в виду, я думаю, такую верную любовь, которую не может описать обычное перо, описывающее преходящие события (thine antique pen).

 

Yet do thy worst, old Time: despite thy wrong,
My love shall in my verse ever live young.

 

              yet [jet] - ещё
              worst
[wɜːst] - наихудший
              despite
[dɪ'spaɪt] - злоба, презрение
              wrong
[rɔŋ] - неверное
              verse
[vɜːs] - поэзия
              ever
['evə] - вечно
              live
[lɪv] - жить

 


P. S.

Приведу вам пример, который поможет понять, что значат слова евангелиста, приведённые мною в настройках:

"Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов." (1-е посл. Ап. Петра 4:8)

У Людвига Витгенштейна был друг Морис Друри, который долгие годы общался с Витгенштейном и даже записывал их разговоры в дневник.

"Мы ведь с тобой – христиане", - сказал однажды Людвиг Морису, который стал психологом, а хотел стать священником.

Их дружба не была усердной любовью друг к другу. Один был ментором, другой – учеником ментора.

И перед смертью ментор сказал ученику: "Главное – не переставай думать". Вот он – главный враг человека - ум без любви.

Но ум не спас самого философа Вишгенштейна. Он умер от рака простаты.

Если бы между ними была усердная любовь, никакого рака простаты у Людвига бы не было.

Спасение происходит в теле и обновляет каждую клеточку энергией жизни, энергией любви. Это никого отношения не имеет к гомосексуализму, как полагают неведающие.

Кто так думает, тот и есть дурак, который уверен, что он не дурак.

    

     O, carve not with thy hours my love's fair brow,

Я нашла эту итальянскую сказку "Fair Brow", которую, я уверена, знал и Шекспир. Для просвещённых людей достаточно и намёка, чтобы они поняли, о чём идёт речь.

Там в этой сказке молодой человек, долгое время наблюдавший за рыбаком, просит его позволить ему ловить рыбу вместе с ним.

И старый рыбак ему отвечает: "If you wish to fish with me, come ahead (иди вперёд). Your pole and my boat, we might catch something of note".

pole – шест для разведывания дна

catch something of note – поймать что-то важное

И снова Евангельский мотив. Ох, имеющие уши, да услышат.

Идущий впереди ученик – становится первопроходцем. А мудрый рыбак движется вслед за ним.

Вернёмся к девятнадцатому сонету. Гнуснейшим преступлением считает Великий Бард запятнать подобную усердную любовь, любыми попытками её описать.

     O, carve not with thy hours my love's fair brow,
     Nor draw no lines there with thine antique pen;
     Him in thy course untainted do allow
     For beauty's pattern to succeeding men.

Всё в ней движение, мудрость и спасение.

Есть у воина ещё одно правило. Если он берёт ученика, он не позволяет ему идти за ним, но впереди, иначе тот ничему не сможет научиться.

А того, кто хочет скакать за ним, воин называет призраком. Поэтому, когда переводчики Евангелий пишут: "оставь всё и иди за Мной", они допускают серьёзную ошибку. В подлиннике всё не так.

Однако, ошибки переводчиков не страшны тем, кто знает на своём опыте, в чём тут суть.

Когда Спаситель наш следует за Савлом, будущим апостолом Павлом, с рожном в руке, он говорит ему: "Трудно тебе идти против рожна?"

     

А после уже Апостол, рассказывая об этом, говорит:"Было дано мне жало в плоть, чтобы не превозносился чрезвычайностью откровений". (2-е послание Коринф.12:7)

И вот, трактователи находят у Павла какую-то болезнь, даже не представляя себе, о чём говорит Апостол.

Предполагал ли Шекспир, что такая же участь будет ждать его сонеты? Не только предполагал, но знал точно, если даже в сказках главные тайны зашифрованы.

Но воины умеют отличать людей от призраков и никогда в этом не ошибаются.

В новом Мастер-Классе в серии "Listening is Loving" мы будем слушать сказку "Fair Brow" - c большим удовольствием, я надеюсь. Уже на следующей неделе. Ждите сообщения!

   
Превратите активное слушание — в ежедневное удовольствие.

Только так можно добиться
реальных сдвигов в беглом понимании
английской речи на слух.

А я прощаюсь с вами до следующей встречи.

 


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:

А я прощаюсь с вами до скорой встречи.


 

Поделиться: