Человек не рождается мудрым, как, к примеру, кошка. Мудрым он становится с годами, если захочет сам и будет на то воля Божья.

Есть такой удивительный украинский философ, певец, учитель и писатель Григорий Сковорода (1722 – 1794)

    
    Памятник Григорию Сковороде в Харькове

Он помимо удивительной своей способности проникать в суть вещей, обладал уникальным даром слова и остроумием.

То, что учёные-философы долго пытались бы излагать в своих трактатах, он формулировал одной простейшей фразой.

Например, когда ему говорили, что в Библии написаны одни только глупости, он отвечал, что змея тоже питается молоком, из которого потом получается яд.

Или о людях, читающих только слова и не видящих их сути, он говорил, что в орехе – главное ядро, а не скорлупа. Скорлупу едят свиньи, как и люди, не видящие под скорлупой ядра.

Естественно, что с таким языком он наживал себе немало врагов. Но он был воином по натуре и странником по образу жизни. Ничто не могло заставить его отказаться от поисков своей мудрости и держаться чужих учений, в чём его упрекают и до сих пор.

Он был слишком прямолинеен и даже наивен в своих проповедях, считая, что и другим нужна правда, как и ему.

К чему я это говорю?

А к тому, что Шекспир точно знал, что людям правда не нужна. Но мог предположить, что всё-таки такие люди могут случиться.

Для них и были им написаны сонеты.

Ещё столетия будут писать о них всякий вздор, и это хоть и печально, но неизбежно, как говорит английский язык, необходимо (necessary evil). Должно же быть у людей "постоянное и лёгкое занятие" – переводить бесконечно эти не поддающиеся переводу песни и сочинять об их авторе совершенно неправдоподобные небылицы.

Давно собиралась дать вам кое-что почитать, но сейчас, я думаю, пора. Это короткая заметка одного из выдающихся англо-американских поэтов ХХ века Уистена Хью Одена (Wystan Hugh Auden) о сонетах Шекспира.

Уистен Хью Оден
"Сонеты Шекспира"

Воистину эти сонеты стали лучшим пробным камнем, какой я знаю, для отличения агнцев от козлищ, то есть тех, кто любит поэзию ради нее самой и понимает ее природу, и тех, кто ценит стихи только как исторические документы или же за выраженные в них убеждения, которым посчастливилось совпасть с их собственными. По сути дела, мы почти ничего не знаем про исторические обстоятельства, при которых Шекспир сочинил свои сонеты, не знаем, ни кому они были посвящены, ни когда в точности написаны, — и, если не появятся новые несомненные факты, что маловероятно, никогда не узнаем. Но это не помешало множеству весьма ученых джентльменов соревноваться в догадках, демонстрируя свою эрудицию и находчивость. Мне кажется довольно глупым тратить уйму времени на выдумывание гипотез, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть; но это не главное мое возражение угадчикам. Главное, против чего я возражаю, это иллюзия, что, если бы их усилия были успешны, если бы прототипы Друга, Смуглой Дамы, Поэта-соперника и прочих были бы точно установлены, это в какой-либо степени помогло нам лучше понять эти стихотворения. Указанная иллюзия кажется мне или следствием полного непонимания природы взаимоотношений искусства и жизни, или же попыткой найти рациональное объяснение и оправдание своему вульгарному праздному любопытству.

*   *   *

А теперь к делу. Я обещала вам двадцать первый сонет, но передумала.

Сегодня мы прочтём сто двадцать восьмой сонет. Он лучше иллюстрирует то, о чём говорил нам Оден.

Мы видим, сколько новых читателей приходит к нам на блог почитать Шекспира. И уж, конечно, они не откажутся от искушения почитать ещё и переводы.

Я не раз предупреждала – не думайте, что эти переводы и есть Шекспир. Это скорлупа от орехов, которую вам выдают за истину, сами того не ведая.

Давно уж сказано, Господи, прости их.

А нам сказано, бодрствуйте!

*   *   *

Поскольку все сонеты вместе представляют собой гипертекст, в котором каждый сонет связан с другими невидимыми нитями, то читать их можно в любой последовательности, и везде мы найдём эти невидимые связи, если, конечно, есть у нас глаза и уши.

    

Чаще всего читающие сонеты люди думают, что смысл их заключён в словах. Но слова – это всего лишь одежда мысли, а мысль находится внутри. Значит, надо мысль освободить от слов, и тогда она нам откроется. (Замечу в скобках, что есть "стихи", в которых, кроме слов, ничего больше и нет.)

Академик Л.В. Щерба говорил, что это сделать можно, если попытаться открыть эту мысль с помощью другого языка.

Помните, как говорил Осип Мандельштам, что, может быть в эту минуту Меня на турецкий язык Японец какой переводит И прямо мне в душу проник.

Это удивительно точно сказано. Может быть, поэтому попытки переводить сонеты Шекспира не прекращаются.

Но опять-таки переводят слова, одевают поэзию в новые одежды, подчас ужасные и безвкусные, а правда не открывается.

Этот сонет, который мы будем читать, совсем не прост, как могло бы показаться. Как только читатель читает слова:

Give me thy lips to kiss, он думает, ‘ну всё ясно, что тут мудрёного‘, и попадает в капкан Шекспировской хитрости.

На самом деле в сто двадцать восьмом сонете речь идёт о музыке.

Понять, о чём там речь может только тот, кто опыт имеет слушать музыку, а не слова о музыке.

Но не был бы Шекспир великим поэтом, если бы его слова о музыке сами не были бы музыкой.

И перевести его на другой язык мог бы только другой великий поэт.

Никто не смог. Напрасно и пытаться. Это нельзя перевести и нельзя упростить. Но можно прочесть то, что написано.

Но прежде мы послушаем музыку, исполненную на клавесине.

Сонет 128

Звук и текст

SONNET 128

How oft, when thou, my music, music play’st,
Upon that blessed wood whose motion sounds
With thy sweet fingers, when thou gently sway’st
The wiry concord that mine ear confounds,

Do I envy those jacks that nimble leap
To kiss the tender inward of thy hand,
Whilst my poor lips, which should that harvest reap,
At the wood’s boldness by thee blushing stand.

To be so tickled, they would change their state
And situation with those dancing chips,

O’er whom thy fingers walk with gentle gait,
Making dead wood more blest than living lips.

Since saucy jacks so happy are in this,
Give them thy fingers, me thy lips to kiss.


 

 

Расцвеченный текст

(зачем)

How oft, when thou, my music, music play’st,
Upon that blessed wood whose
motion sounds
With thy sweet fingers, when
thou gently sway’st
The wiry concord that
mine ear confounds,

 

Do I envy those jacks that nimble leap
To kiss the tender inward of thy hand,
Whilst
my poor lips, which should that harvest reap,
At the wood’s boldness by thee blushing
stand.

 

To be so tickled, they would change their state
And situation with those dancing chips,
O’er whom
thy fingers walk with gentle gait,
Making dead wood more blest than living lips.

 

Since saucy jacks so happy are in this,
Give them thy fingers, me thy lips to kiss.

 

Помощь

How oft, when thou, my music, music play’st,
Upon that blessed wood whose
motion sounds
With thy sweet fingers, when
thou gently sway’st
The wiry concord that
mine ear confounds,

 

              that blessed wood – благословенное дерево (музыкальный инструмент)
              motion sounds – движение звучит
              sweet fingers – благоуханные пальцы
              gently sway'st – мягко управляешь
              wiry concord – крепкая согласованность
              confounds mine ear – поражает мой слух

 

Do I envy those jacks that nimble leap
To kiss the tender inward of thy hand,
Whilst
my poor lips, which should that harvest reap,
At the wood’s boldness by thee blushing
stand.

 

              envy those jacks – завидую этим парням (деревянным клавишам)
              nimble leap – ловко скачут
              the tender inward of thy hand - нежная глубина твоих рук
              my poor lips – мои жалкие уста
              should that harvest reap – должны были пожать этот урожай (смочь это выразить)
              wood's boldness - дерзость дерева
              by thee blushing – твоей скромностью

 

To be so tickled, they would change their state
And situation with those dancing chips,
O’er whom
thy fingers walk with gentle gait,
Making dead wood more blest than living lips.

 

              To be so tickled - от этих прикосновений
              change their state - переменить свой статус
              those dancing chips – эти танцующие щепы
              with gentle gait – мягкой походкой
              dead wood – мёртвое дерево
              more bless'd – более благословенным
              than living lips – чем живые уста

 

Since saucy jacks so happy are in this,
Give them thy fingers, me thy lips to kiss.

 

              saucy - дерзкий, нахальный
Им, дерзким, пальцы свои отдай, влей в мои уста эту силу смелость, дерзость; отвагу; бесстрашие, мужество и храбрость

 



Великий Бард рассказал нам здесь о том, что движет его устами, когда он поёт свои удивительные песни.

     Любовь, что движет солнце и светила.
     l'amor che move il sole e l'altre stelle.
                     (Данте А. "Божественная комедия")

 


 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:

А я прощаюсь с вами до скорой встречи.


 


 

Поделиться: