Потомство Шекспира

    

      "Познайте истину и истина сделает вас свободными".

Русский язык знает слово честный. Вот и цитата, всем известная:

     "Мой дядя самых честных правил,
      Когда не в шутку занемог,
      Он уважать себя заставил
      И лучше выдумать не мог".

Но есть другое слово в русском языке, выражающее высшую, превосходную степень честности - честнейший.

Когда о человеке говорят честнейший, имеют ввиду, что человек без пятна и порока.

Разница между честным и честнейшим, как между небом и землёй.

Честный человек говорит то, что думает, - философы, например, - а честнейший думает, что говорит.

Так поют о Богородице:

"Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления. Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем".

Так поют у нас в церкви во время литургии, что означает общее дело. Стоящие в церкви этого не знают.  И, конечно, же не верят в непорочное зачатие.

Но русский язык и знает, и верит.

И Великий Бард знает Истину, называя честнейшего fairest creature.

И он свободен о этом говорить, потому что он и есть тот самый честнейший человек без пятна и порока.

Серафим Саровский сказал:

     "Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи".

Сколько людей спаслось вокруг Шекспира, потрясающего копьём, неизвестно.
У этих людей было и есть потомство.

Читаю комментарии "специалистов" к "Онегину", чей "дядя самых честных правил".
Какая пошлость!

Poshlost - это слово увёз из России Владимир Набоков.

Но сам он не смог бы объяснить, в чём именно она, эта пошлость заключается.
Тут чувство должно навыком быть приучено к различению добра и зла. Тогда только и можно понять, чем честный отличается от честнейшего.

Я думаю, что она выражается в нелюбви к России.

     The rest is silence.

А мы читаем сонет 127.
 

Ключ к сонету

И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий,-
и Тебе Самой оружие пройдет душу,- да откроются помышления многих сердец.
Лк 2:34 - 35

 

     In the old age black was not counted fair,
     Or if
it were, it bore not beauty’s name;
     But now
is black beauty’s successive heir,
     And beauty slander’d with a bastard shame:
     For since
each hand hath put on nature’s power,
     Fairing the foul with art’s false borrow’d face,
    
Sweet beauty hath no name, no holy bower,
     But
is profan’d, if not lives in disgrace.
     Therefore
my mistress’ eyes are raven black,
     Her eyes so suited, and
they mourners seem
     At such who,
not born fair, no beauty lack,
     Slandering creation with a false esteem:
          Yet so
they mourn, becoming of their woe,
          That
every tongue says beauty should look so.


 

Напоминаем нашим читателям, что мы позволяем себе сделать подстрочник к сонетам, такой некрасивый и непоэтичный, с одной лишь целью - чтобы вы могли лучше ухватить грамматическую структуру текста. Прочтите подстрочник, чтобы уточнить непонятное, и сразу назад - к оригиналу. Читайте вслух вместе с диктором, вслушивайтесь, всматривайтесь, вникайте!

В старую эпоху чёрное не считалось прекрасным,
Или, если считалось бы, оно не носило бы имя красоты;
Но сейчас чёрное - успешный красоты наследник,
И красоты оклеветанной незаконорожденности стыдом:
Поскольку каждая рука облачилась природы силой,
Скрывая нечистоту фальшиво заимствованным лицом искусства,
Неиспорченная красота не имеет ни имени, ни святого поклонения,
Но осквернена, если не живёт в бесчестии.
Поэтому моей госпожи глаза цвета воронова крыла,
Её глаза настолько соответствующие, и они выглядят скорбящими
Не о том, кто не рождён прекрасным, не красоты отсутствию,
А о лгущем создании с фальшивой оценкой:
       До сих пор так они скорбят, становясь от своего горя
       Такими, что каждый язык говорит, что красота должна выглядеть так.
 

Величит душа Моя Господа,
и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе моём.
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Яко призре на смирение рабы Своея,
се бо от ныне ублажат Мя вси роди.
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Яко сотвори Мне величие Сильный,
и свято имя Его, и милость Его
в роды родов боящимся Его.
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Сотвори державу мышцею Своею:
Расточи гордыя мыслию сердца их
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Низложи сильныя со престол
и вознесе смиренныя; алчущия исполни благ
и богатящияся отпусти тщи.
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Восприят Израиля отрока Своего,
помянути милости, якоже глагола ко отцем нашим,
Аврааму и семени его, даже до века.
Честнейшую Херувим и славнейшую
без сравнения Серафим, без истления
Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

 

С праздником, дорогие друзья!
 



 


Если вы впервые здесь и хотите познакомиться с остальными сонетами в свободном доступе,

заполните эту форму, и мы сможем сообщать вам о публикации следующих сонетов:





 

Поделиться: